Добро пожаловать в домик Горошины!

Спасибо большое, что заглянули. Здесь Вам всегда рады!

воскресенье, 21 апреля 2013 г.

Торт для Софии


Моя мама стала прабабушкой. Моя сестренка стала бабушкой, а моя племянница и крестница стала мамой, значит ли, что я тоже бабушка))). Торт из подгузников делала на одном дыхании! 




Пусть будет малышка
Принцессой прелестной!
Пусть в жизни все будет
Светло и чудесно!
Растет всем на радость
Улыбчивой, милой,
Здоровой, веселой
И самой счастливой!!!

суббота, 13 апреля 2013 г.

«считать всему основанием»


Традиции, связанные с едой, национальная кух­ня - часть нашей русской культуры. Еще в середине прошлого века известный кулинар, ав­тор «Ручной книги русской опытной хозяйки» К. Авдеева писала: «Не порицая ни немецкой, ни французской кухни, думаю, что для нас во всех отношениях здоровее и полезнее наше родное, русское, то, к чему мы привыкли, с чем свы­клись, что извлечено опытом столетий, передано от отцов к детям и оправдывается местностью, климатом, образом жиз­ни. Хорошо перенимать чужое, но своего оставлять не долж­но и всегда его надобно считать всему основанием».

И очень жаль, что ушли с нашего стола высокопитательные овсяные кисели, почти забыта ботвинья, резко сократилось пот­ребление растительных масел, уже почти никто не помнит вкус сбитня, гречневых блинов, печеной репы, огурцов с медом и мно­гих, многих блюд, украшавших столы наших предков.
Конечно, кое-что забыто заслуженно. Это примитивные, малопитательные блюда, как, например, затерки и саламаты из заваренной муки, которые уступили место более питательным блюдам из вареного пресного теста (лапша). На смену мучным загустителям при изготовлении киселей пришел картофель­ный крахмал. Пресные муковники были вытеснены разнооб­разными соусами. Редьку с квасом заменила окрошка, а рыба с луком и квасом превратилась в ботвинью. Сегодня вряд ли придет хозяйке на ум подать к столу тюрю. Но, выплескивая воду, не выплеснуть бы ребенка... Если мы исключим из сов­ременной кухни все старые, традиционные для нас блюда, мы, конечно же, обедним ее.
Конечно, кулинария развивается, обогащается за счет культурного обмена с другими народами, появляются и входят в быт новые продукты, новые блюда. Это естественный и закономер­ный процесс. Русская горчичная заправка породила соус майо­нез, который прочно вошел в наш быт, появились новые, не­виданные ранее на Руси рыбы (минтай, путассу и др.), но и из них можно приготовить блюда, соответствующие нашим наци­ональным вкусам (рыбу, запеченную по-монастырски, тельное и др.)- Не знали наши предки томатов, а теперь без них нельзя себе представить селянку, да и называем мы ее нынче иначе - солян­кой. Не знали во времена Ломоносова редиса, а теперь салаты из него готовят повсеместно, не ведали в ту пору в Холмогорах ри­са, а сегодня он прочно вошел в наш быт, как вошли еще десят­ки продуктов.
В «Домострое» перечень блюд богатого горожанина включает 135 кушаний, среди них тетерев под шафраном, зайцы верченые (жаренные на вертеле), фарши­рованные куры и т.п. Конечно, крестьянская кухня таких блюд не знала. И, говоря о русской национальной кухне, нельзя огра­ничиваться только простыми народными блюдами деревенской кухни, так как в условиях города на их основе были созданы мно­гие замечательные кушанья, создавшие славу нашей националь­ной кулинарии.
На Юге любят борщи, на Севере - щи, для дончанина уха без помидоров - абсурд, и жителю Архангель­ска такое блюдо покажется странным, зато на берегах Белого мо­ря традиционное блюдо — уха на молоке. Одним словом, «что ни город, то свой норов, что ни деревня - свой обычай». И все же есть общие черты, характерные для русской кухни. Объясняется это общностью исторических судеб восточных славян. Ведь тра­диционный наш быт и в том числе кухня сложились на берегах Днепра, где в IXXII веках все восточное славянство объедини­лось в одно из крупнейших государств Европы - Киевскую Русь. Расселяясь по русской равнине, киевляне уносили с собой и свои обычаи. Что касается традиций кухни, то многие ее черты опре­делялись особым типом кухонного очага - русской печью, позво­лявшей варить, тушить, жарить, запекать, сушить продукты, печь хлеб, пироги и пирожки, готовить самые разнообразные мучные изделия.
Обосновавшись на берегах нижнего течения Северной Двины и берегах Белого моря, новгородцы и сюда принесли древние ку­линарные традиции. Однако в новых природных условиях они приобрели совершенно новые черты: появился особый тип пиро­гов - рыбники, пирожки с черемухой, пироги с морошкой, пыш­ки превратились в шаньги. Причем если на Юге пресное тесто со временем уступило место дрожжевому (кислому), то на Севере изделия из пресного теста (пироги, калитки и др.) продолжают и по сей день пользоваться любовью. Значительное место в раци­оне заняли блюда из грибов - груздей, рыжиков и других, почти не известных в средней полосе и на юге России.
В корне изменился характер рыбных блюд. Славяне издревле селились по берегам рек, которые не только служили им транс­портными артериями и снабжали водой, но и щедро одаривали рыбой. Естественно, что предки теперешних жителей Русского Севера знали и любили только пресноводную рыбу, но, освоив морской промысел, они узнали и полюбили морскую рыбу - тре­ску, пикшу, зубатку, палтуса и др. Недаром на долгие годы за ними закрепилась слава «трескоедов». Однако не утратили они своей привязанности и к блюдам из речной рыбы. Рядом с тре­ской почитаемой гостьей на столе северян всегда была щука, и по сей день с аппетитом хлебают здесь ушку из речного ерша. Кста­ти, если в Древней Руси «ухами» называли отвары из кур, мяса и рыбы, то на Севере название это сохранилось только за рыб­ным отваром. Как и в Новгороде, на Севере значительное место в крестьянском столе занимали репа и капуста. Репа некогда бы­ла самым распространенным овощем на Руси, и неурожай ее был таким же народным бедствием, как нашествие врагов или эпиде­мия чумы. Картофель, без которого теперь ни одна семья не об­ходится, пришел к нам из заморских стран сравнительно недав­но, и о том, с каким трудом и неохотой приживался он на Севере, вы прочтете в этой книге. Ну а капуста, как и много веков тому назад, прочно удерживает свои позиции в нашем рационе. Сло­вом, придя на Север, славяне не утратили любви к тем продук­там, которые были для них привычны с детства. Однако приш­ли наши предки не на безлюдные места, а на земли, заселенные аборигенами - финно-угорскими племенами. И начался сложный и длительный процесс ассимиляции, постепенное ославянивание Севера. Славяне принесли сюда, в Поморье, культуру земледель­ческого хозяйства и животноводства, а у местных жителей заим­ствовали навыки охоты и рыболовства в новых для себя усло­виях. Заимствовали и кое-что из местных традиций, в частности связанных с употреблением в пищу сырых продуктов. Так поя­вилась на столе русских северян строганина из сырой мороженой рыбы. Новинкой стали и блюда из оленины.
Особенно живучими на Севере оказались традиции, связанные с древ неязыческим верованием славян. Одна из них - приносить в жертву языческим богам блины - символ солнца, возрождения жизни. И даже когда были забыты прежние кумиры (а поклоня­лись им на Севере гораздо дольше, чем на Юге), русский человек, обращенный в христианскую веру, продолжал печь на Маслени­цу блины, а на похороны варить поминальную сладкую кашу (ку­тью) и кисель. И хотя на Егория, который, как считали на Руси, «на порог весну приволок», певчие птицы далеко не всегда воз­вращались из теплых краев на Север, здесь по традиции пекли к этому дню «жаворонков» из теста и запекали в них «на счастье» уголек, монетку или щепочку - кому что попадется. Сохранились на Севере и замечательные ритуальные русские пряники, но они здесь приобрели свой, местный, колорит, превратились в архангельские козули.
 Источник: книга Черемухиной "Северная кухня"

среда, 10 апреля 2013 г.

Кош теле или птичьи язычки


Одна из любимых многими татарская выпечка к чаю - кош теле, она же «птичьи язычки», она же хворост))). Только рецепт  классического хвороста не такой  и форма другая.

 Состав: 5 яиц, 1 ст. ложку сахарного песка,  1/4 стакана молока, соль, 1/4 ч. ложки соды, 1/2 ст. ложки лимонного сока, пол кг пшеничной муки, 1 стакан топленного масла, 3 ст. ложки сахарной пудры.
В глубокой миске взбить яйца с сахаром, влить молоко, чуть подсолить, добавить соду, предварительно погасив её лимонным соком.  Тщательно перемешать до растворения сахара. Муку просеять, всыпать в миску и замесить тесто.
На слегка присыпанном мукой столе раскатать тесто в пласт толщиной 1-1,5 мм и нарезать фигурным ножом ромбики.
В сковороде хорошо разогреть топлёное масло, жарить кош-теле до светло золотистого цвета, затем переложить на блюдо.
Готовые кош-теле остудить, посыпать сахарной пудрой и подавать к столу с чаем.

вторник, 9 апреля 2013 г.

Сватанье и свадьба по обычаям Русского Севера…


О смотринах узнали, дело за сватаньем и свадьбой
картина Рожкова И.А. Северная свадьба
Патриархальность обычаев клала свой отпечаток на сватанье и свадьбу. Обе стороны готовились к последним, как к торжественному и важному событию или празднику. «Жениться - это второй раз родиться»,- вот как говорили тогда крес­тьяне. Поэтому та и другая сторона держали последние гроши на приготовление к сватанью-свадьбе. Закупались продукты для изготовления всякого рода кушаний и вино, варилось пиво, шилась новая одежда, белье и платье. Извещали и пригла­шали гостей и родню «до седьмого колена»...
Сватанье было накануне свадьбы и начиналось вечером. Гости с жениховой стороны (его родственники) приезжали к нему, а с невестиной - в дом ее родите­лей. Перед отъездом на сватанье все гости в доме жениха с его родителями расса­живались за столы по степени родства (местничество), причем родственники бли­жайших степеней - ближе к жениху, а более отдаленных - подальше, под полати и в задний угол к дверям. Это рассаживанье делалось для того, чтобы по приезде в дом невесты гости жениха знали каждый свое место и кто подле кого должен са­диться... В доме невесты в это время делалось следующее. В избе, насколько поз­воляла вместимость ее, ставились возле лавок столы, накрывались скатертями, и на них ложился хлеб, пироги, вилки и ложки, и все это закрывалось полотенцами. На пол в избе в знак торжества разбрасывалось сено. Разливалось по бутылкам вино (вино покупалось ведрами или четвертями), и бутылки с вином ставились вблизи переднего стола. На передний стол в красном углу ложились не разрезанные две ковриги - одна ржаная, другая из крупчатки, и на них стави­лась соль. Это был хлеб для благословения. Место на лавке, предназначенное для сиденья жениха и невесты, покрывалось новыми выделанными овчинами. По вы­ходе невесты из бани она шла в кут (за занавеску) и начинался обряд одеванья не­весты и прощания ее с отцом, матерью, братьями и сестрами...
Наконец на улицу дома невесты приезжал жених со своими родными и гостя­ми и входил в переполненную народом избу. Жених и гости, не раздеваясь, ста­новились на середине избы, жених стоял впереди, лицом к переднему (красному) углу. Как только в избе с приходом жениха и его родных устанавливался порядок, насколько это было возможно, благодаря страшной давке и шуму, девицы и женщины в куте (за занавеской) пели песню...
После окончания песни невесту из кута... выводила ее крестная (восприем­ница при крещении) и ставила рядом с женихом по левую руку его. Оба они мо­лились на образа (обычно тот и другой делали по три поклона), и невеста после этого сейчас же спешила уйти обратно в кут, но жених задерживал ее за руку и здоровался с нею, целуя ее три раза. Этим он показывал, что невеста ему нравит­ся и что теперь сватовство будет доведено до конца... После песни начиналось дарение жениха и его родных... Сразу же после дарения отец невесты подносил принявшему дары стакан водки, а если было пиво, то и стакан пива, но закусы­вать пока не разрешалось, так как все находившееся на столах было накрыто по­лотенцами. Когда даренье заканчивалось, находящееся на столах открывалось и подавали сначала пироги из трески или сайды, затем холодное (студень), щи и т. д. Всего в течение вечера подавалось от 10 до 20 блюд... Сватанье длилось часов до 2-3 ночи. После третьего блюда шел обряд пропиванья невесты. Жених угощал своим вином отца, мать и родных невесты, кои по очереди подхо­дили к красному углу... Обычно к концу сватанья гости жениха и невесты были пьяны или навеселе и пели песни, то вперемежку... то вместе.
Последним блюдом подавалось молоко (в ряде других мест последним по­давали кисель), которое называлось «разгонным блюдом». После него родные жениха уезжали домой. У невесты оставались жених, его крестный и дружка, которые и переночевывали здесь, чтобы назавтра утром ехать в цер­ковь к венчанию.
Утром невесту снаряжали к венчанию. Снаряды проводили девицы, подруги ее. В это время опять ставили столы, за кои садились жених, невеста и поезжане (лица, кои ехали в церковь). Подавалось три блюда. Ели и пили все, кроме жениха и невесты, коим, как приготовляющимся к венчанию, есть и пить не разрешалось. После третьего блюда жених и невеста выходили из-за стола, причем маленький брат невесты или другой родственник, обычно садившийся за стол рядом с жени­хом, старался задержать невесту и не отпускал ее без выкупа со стороны жениха. Выкуп заключался в уплате нескольких копеек (10 или более). В куте в это время девицы пели:
"Солнышко по за лесу шло.
Девица по застолью шла."
Била руками о дубовы столы,
Бросила ключи среди горницы:
"- Я тебе, батюшка, отключничала,
Я тебе, матушка, отказначеила.
Ключница я чужому, батюшка.
Казначейша я чужому, матушка..."
После песен отец и мать невесты благословляли жениха и свою дочь иконой на вступление в брак, а невесту, кроме того, серебряными монетами, и они еха­ли в церковь венчаться».
Источник: книга Черемухиной "Северная кухня"

понедельник, 8 апреля 2013 г.

Обряд свадьбы по обычаям Русского Севера… смотрины


Хочу поделится с описанием свадебного обряда по обычаям Русского Севера, который подробно изложен в книге  Черемухиной Л.А «Северная кухня»

"До революции свадьбы … боль­шей частью происходили после рождества или, как говорили, в рождественское промежговенье. В это промежговенье, начиная с рождественской недели, жених с ближайшими родственниками (мать, тетка и т. д.) начинал «ездить сватом» по деревням в дома, где есть невесты. Поездки обыкновенно происходили вечером или даже ночью и делались скрытно (тайно), в тех видах, что если жениху отка­жут где-либо от выдачи за него невесты, или если наоборот к какой-нибудь невес­те приедет сватать жених бедный или замухрышка, то чтобы об этом никто из соседей не знал и не осмеял ни жениха, ни невесты.
Жених и бывшие с ним свахи, войдя в избу родителей невесты, не раздева­ясь, чинно рассаживались на лавку, и одна из свах начинала вступительную речь: «Наслышались мы, что у вас есть товар, а у нас купец, так вот и решили заехать к вам». А затем уже начиналось обычное сватовство...
Когда здесь достигалась договоренность, проходил уже менее важный акт - чаепитие жениха вместе с невестой, которая до сих пор сидела где-либо на печке или за занавеской (кут). Часто было так, что жених видел невесту до сватовства всего раз или два, а невеста и совсем не видела и не знала жениха, поэтому за ча­епитием происходил «смотр» невесты и ее достоинств...
За чаем жениха и его свах приглашали закусить, для этого подавался пирог из сайды или трески, заранее приготовленный в ожидании приезда кого-либо сва­том. Если была водка, то она всегда являлась спутницей чая и пирога. Пирог в рождественском промежговенье на случай приезда сватов стряпался почти у каж­дой невесты и хранился до случая. Поэтому, если к какой-нибудь невесте в тече­ние промежговенья совсем не приезжали сваты, то соседки высмеивали невесту, говоря, что у нее заплесневел пирог...
Смотрины, или по-местному смотры, это преддверие сватанья, или малень­кое сватанье."

пятница, 5 апреля 2013 г.

Похвастушки))

Осваиваю скрап, вернее кардмейкинг. Дело красивое, интересное и о-о-очень затягивающее. Итак, что такое кардмейкинг (cardmaking)? Всё просто. Card – карта, открытка, Make – делать, изготавливать. Объединяем два слова и получаем: «Изготовление открыток». Все свободное время посвящаю открыткам (пока не начался дачный сезон)))). 

Заглядывайте в мастерскую